Влад Головин, основатель «Отцовского клуба», fathersclub.com.ua

Невозможно написать инструкцию или свод правил о том, как быть хорошим отцом. Я глубоко убежден, что отцовство, впрочем, как и материнство – это инстинкт, который в ком-то развит меньше, в ком-то больше, в ком-то сильно заглушен. Если у меня уже появились дети, значит, нужно этот инстинкт развивать. И я учусь быть отцом – вспоминая, как играл со мной папа или чему меня он учил, наблюдая за другими отцами – моими ровесниками.

При желании, таких уроков можно найти множество. Книга Евгения Леонова «Письма сыну». Вот только одна цитата из нее. «Самое главное, Андрюша, — есть ли в твоей жизни человек, перед которым ты не боишься быть маленьким, глупым, безоружным, во всей наготе своего откровения? Этот человек и есть твоя защита. А я уже скоро буду дома. Отец».

Vlad Golovin 2

Много уроков и в сборник «Это все о моем отце», изданный по статьям сайта Сноб – воспоминания о своих известных отцах – писателях, актерах, художниках, ученых.

В последнее время я перешел на англоязычную литературу об отцовстве. Если на сайте Amazon забить в поиск слово «fathering», магазин выдаст более 300 книг. Там выбор огромен! Из двух последних, которые больше всего меня поразили: If I were your father и Resolution for Men, братьев Алекса и Стефана Кедрик. Вот яркая цитата из последней: «Не позволяйте работе забирать вас от ваших детей. Они запомнят не то, как вы много сделали для них пока были на работе, а то что вы делали вместе с ними».

Vlad Golovin fathers club

Есть еще более простой способ учиться быть отцом – смотреть кино. Такие фильмы, как «Запах женщины» с Аль Пачино, Moneyball или «Семь лет в Тибете» с Бредом Питтом. Для меня это прежде всего про становление мужественности в главных героях. Вспомните героя Аль Пачино в «Запахе женщины» — ведь он фактически учит студента как вести себя по-мужски в самых разных ситуациях, испытывает его честность и искренность, а потом, в финале, спасает его от опасности отчисления. То есть, поступает как любящий и заботливый отец. Есть еще и «Отец невесты» со Стивом Мартином и «Патриот» с Мэлом Гибсоном. В общем, много чего.

Но самое интересное – это говорить с другими отцами о том, как они воспитывали своих детей. На нашем сайте «Отцовский клуб» мы планируем к октябрю открыть специальную рубрику, в которой будут монологи отцов. Я провел только четыре интервью с разными отцами, но уже узнал больше, чем из книг или фильмов.

Vlad Golovin Vlad Golovin 7«Не позволяйте работе забирать вас от ваших детей. Они запомнят не то, как вы много сделали для них пока были на работе, а то что вы делали вместе с ними»

Другой важный для меня вопрос – как передать детям свою веру. Если честно, я не очень представляю, что такое «религиозное воспитание детей». Я стал верующим, будучи взрослым человеком. Раньше только со стороны наблюдал, как православные рассказывают о Боге своим детям. Эти наблюдения позволили мне сформировать пока только негативную программу – разобраться, как нельзя детям говорить о Боге.

Во-первых, нельзя сюсюкаться. Слово «Боженька» меня раздражает. В Писании относительно Бога говорится, что он «нелицеприятен», то есть у него нет любимчиков. Он всех любит одинаково – и детей и взрослых, и праведных и грешников. Поэтому говорить «Бозя» или «Боженька» как-то дико. А когда ребенку переходить на слова «Бог» или «Господь»? Когда он подрастет? По такому принципу старикам нужно тоже иначе обращаться к небу. Да и в самих этих сюсюканьях что-то несерьезное, как будто вера – это такая детская игра.

Vlad Golovin 6

Во-вторых, нельзя пугать Богом. «Господь тебя накажет, если будешь плохо вести» или «Господь все видит». Дело даже не в том, что это непедагогично.  Формировать в детях представление о том, что Христос может гневаться или обижаться – значит фактически клеветать на него. Да, в Ветхом Завете есть такие выражения, как «раскаялся Бог» и «разгневался Бог». Но это персонификация – обычный литературный прием, фразы употреблялись в переносном смысле. Если я говорю, что «у меня дома есть Пушкин», все обычно понимают, что речь идет о книгах и не ожидают увидеть у меня в комнате тело поэта.

Еще один важный запрет – нельзя заставлять детей молиться или слишком долго стоять на службе. Молитва – это не обязанность, а почетная привилегия. Я видел детей, которые могут по два-три часа стоять на службе. Наверное, их родители благочестивее меня. Я могу заставить своих детей тоже выстаивать всю службу. Но боюсь рисковать. Сейчас им по 8-10 лет, они меня еще слушают. В 12-13 мои угрозы или обещания наград не подействуют. Пусть молитва будет им в радость, а не в муку. Я уже много слышал историй о том, как в храмах стояли дети 5-6 лет, а потом в подростковом возрасте они и близко к церкви не приходили.

Vlad Golovin 5

Это список запретов. Позитивная сторона – для меня пока тайна. Я точно знаю, что детям нужно просто рассказывать о Боге. Мы иногда читаем им Евангелие или смотрим экранизации этой книги. На мой консервативный взгляд, лучше Франко Дзеффирелли еще никто не снял историю об Иисусе.

В остальном, как мне кажется, воспитание детей в вере будет больше состоять в том, чтобы воспитывать христианскую нравственность в себе. Жить соответственно своим ценностям намного труднее, чем декларировать их. Если я сто раз скажу ребенку, как нехорошо врать или воровать, а сам поддамся искушению написать дорогую «заказную» статью, ребенок все равно почувствует фальшь и лицемерие. Даже если он не понимает, что такое «заказная статья». То же самое с остальными заповедями, запрещающими сквернословие, гнев, раздражительность или отказ от помощи ближнему. Со всем этим приходится бороться каждый день. А ребенок подражает не словам, а модели моего поведения.

Vlad Golovin 3

Так что, хорошим я стал отцом или плохим скажут только мои дети. Когда вырастут.

Спецпроект Hotmam LIFE «Реальные папы»

 

 

Об отцовстве земном и небесном: Один комментарий

  1. Уведомление: Отцовство земное и небесноеFather's club

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: